Каталог
Информированность и участие в предварительном внутрипартийном голосовании "Единой России"

 Информационно-аналитический бюллетень № 14 (449) 24 апреля - 7 мая 2015 г.

 Политика, идеология

В преддверии 70-летнего юбилея Победы все активнее идет давление на Россию в информационном поле. Европейские лидеры озвучивают версии победы – одна удивительнее другой. Директор Росархива описывает Сталина трусливым недальновидным преступником, а борцы за свободу слова грустят о судьбе снятого с проката русофобского фильма «Номер 44». Против России много лет идет системная информационная война на самых разных фронтах – политика, экономика, культурная сфера, интернет, СМИ. Об успешном опыте противостояния военно-информационной машине Запада, о том, как работают кибервойска НАТО и что этому может противопоставить Россия, а также о многом другом рассказал в интервью в рамках евразийского форума молодежи в Екатеринбурге профессор, доктор политических наук Игорь Панарин.

– Недавно обсуждались две вещи – создание в Праге медиа-холдинга, работающего в соцсетях по противодействию «российской пропаганде», а в конгрессе США обсуждали эту тему и связанный с ней «список Немцова», составленный Касьяновым, в который включены «самые одиозные российские пропагандисты». Как Вы эту ситуацию прокомментируете, насколько серьезные последствия она влечет?

– В целом, мы недооцениваем работу в соцсетях. Прежде всего, у нас отсутствует государственный интернет-холдинг, о котором я говорю не один год, который мог бы заниматься работой и на внутреннем, и на внешнем поле в соцсетях. Здесь я бы вспомнил о том, что в 1998 году американцы приняли концепцию информационных операций, тогда впервые было введено понятие наступательных информационных операций. Тогда еще не было соцсетей, но там принципиальный момент был в том, что такие операции могут иметь место и в мирное время – это был кардинальный методологический вывод – это открытый официальный документ. Это было, фактически, началом информационной войны на официальном уровне, но в России до сих пор нет доктринальных документов, которые бы прописывали подобные вещи. В 2006 году американцы издают новый документ, который детализирует предыдущий и объявляет социальные сети и интернет главным полем информационных операций. До сих пор у нас доктринально нигде не прописаны меры противодействия. То, о чем вы спрашиваете, – это звенья плана, который работает с 2006 года. Просто создаются новые структуры, новые подразделения, но они базируются на постулатах 2006 года о том, что соцсети – главное поле информационной войны, и создают новые ударные информационные кулаки.

– А мы все это время ничего не делали?

– Мы, нельзя сказать, что ничего не делали, введены недавно изменения в закон о СМИ в части того, кто может быть владельцем российских СМИ, но обращаю внимание, что понижение уровня для иностранцев с 50% до 20% произойдет окончательно только в 2017 году, хотя вероятность дестабилизации может наступить гораздо раньше. У американцев закон об информации существует с 1948 года, там иностранцы не могут владеть больше, чем 25% СМИ. Не введена и обязательная перерегистрация СМИ. У нас есть СМИ со 100%-ным иностранным капиталом, но новые нормы будут касаться только вновь создаваемых СМИ. У нас есть три федеральных телеканала со 100%-ным иностранным капиталом. Регулирование начнется с 2017 года – поздновато. Существует проблема собственников СМИ, социальных сетей, социальных услуг, провайдеров – там тоже есть проблемы с участием иностранного капитала. Помните, у нас два года не могли выяснить, кто является собственником крупнейшего аэропорта России, а в информационной среде, думаю, этих проблем не меньше. Мы запаздываем в нормативно-правовом регулировании. Накал нападения будет увеличиваться, и надо усиливать способы противодействия. 2 тыс. британских солдат вновь созданной 77-й бригады вооруженных сил Великобритании будут работать профессионально в соцсетях против России – это гигантская цифра – у нас весь главк по борьбе с экстремизмом меньше.

Безусловно, у нас есть сотрудники, занимающиеся этим направлением – но в гораздо меньших количествах. Ведь Роскомнадзор регулирует только три сектора информационного поля – это очень узкая часть спектра. В данном случае, нам нужно брать за основу западные нормативно-правовые документы. Когда США в 2001 году приняли закон о поддержке патриотизма, я предлагал его, не меняя, принять в России, чтобы нас не обвиняли в зажиме демократии, но его не приняли у нас. Там жесточайшие нормы регулирования внутриполитического и информационного пространства США. И хотя прошло уже 14 лет со времен терактов, закон действует в США, а принят был через две недели после терактов – то ли он был заранее заготовлен, то ли еще что-то, но быстрота его принятия поражает.

– Если говорить об украинском информационном поле – нам упрощенно все представляют, как «борьбу олигархов», «тупое зомбирование» и «информационный беспредел». Можно ли уверенно сказать, что это действительно так, или все это поле (его часть) управляется извне?

– Моя точка зрения – там полное внешнее западное управление. Авакова неслучайно назвали «фейсбучным министром». До переворота у него не было своей странички в Фейсбуке, он вообще никакой деятельности там не вел. Но 9 марта 2014 года в Киев прибыли 16 офицеров киберцентра НАТО из Таллина, фактически, они и стали ядром системы работы в социальных сетях и управления через соцсети, управления не только внутренним украинским общественным мнением, но и российским. На Украине около 3 млн. пользователей Фейсбук, в России – 30 млн. И вся эта работа направлена не столько на украинскую, сколько на российскую «фейсбучную» аудиторию. Можно сказать, что в Фейсбук с нашей стороны активную позицию имеют энтузиасты, а с той стороны – специальные подразделения. Это принципиальное отличие. Это не означает, что российские госструктуры «не работают». Они работают, но, как правило, в рамках конкретных операций. Скажем, нужно было обеспечить информационно воссоединение Крыма. Крым воссоединился, работа закончилась, и эти действия не являются частью стратегического общего плана действий всех структур. В этом проблема – отсутствует координация.

– Как ее можно добиться?

– Вот, например, едет наш президент в Хакасию урегулировать ситуацию после пожаров, с ним группа министров и советников, и он каждого назначает ответственным за какое-то направление. Тут точно так же, видимо, целесообразно действовать. МВД – не допустить ввоза 50 тыс. новых покрышек в центр города (как в Киеве) – их же надо просто физически доставить. Другие должны блокировать антигосударственные действия в соцсетях, третьи – работают в СМИ, четвертые – с политическими партиями. Должен быть единый план действий, и за это должен отвечать какой-то советник по этой сфере точно так же, как Глазьев – советник по евразийской экономической интеграции. Но такого человека у нас пока нет. В США этот механизм замыкается на службы разведки. Директор киберкомандования США одновременно директор АНБ, то есть, он в обычное время старший в Агентстве национальной безопасности, а во время проведения операции в информационной войне – он старший для всех 18 разведслужб страны. У нас подобные попытки несколько раз предпринимались, но не завершились созданием координационной структуры. Нельзя сказать, что у руководства страны нет понимания, что это важная сфера. Оно есть. Ведь та же «Russia today» была создана и успешно действует, те же Дмитрий Киселев, Константин Семин, Аркадий Мамонтов и ряд других отлично ведут телерепортажи. Частично эта информационная работа проводится, но против нас ведется системная многолетняя работа с 2006 года, требующая системного стратегического ответа, которого пока нет.

– Поэтому мы терпим поражение?

– Наше поражение на немецком информационном поле очевидно, когда в 2008 году (вооруженный конфликт на Кавказе) соотношение позитивных к негативным новостям о России было 1:4, а стало 1:70 в ходе украинского кризиса. Это заставляет сделать попытку разобраться, что произошло, кто влияет на немецкое общественное мнение, какие там проводились конференции, «круглые столы», какие СМИ и как там работают. И это при том, что там, в Германии, около 15 млн. человек знают русский язык, там много граждан России проживает. Нужно провести анализ, понять, почему мы проиграли. Американцы сделали выводы после августа 2008 года, когда в Германии было более лояльное отношение к России, чем в США и Великобритании, внесли коррективы и изменили ситуацию. Нам тоже следует сделать свои выводы. Есть еще и такой момент: их Госдеп – это не наш МИД. У нас есть Чуркин, есть Лавров, которые отлично информационно действуют, но у нас нет должности заместителя министра по публичной дипломатии, а там есть такой зам, который курирует всю эту деятельность, который ставит задачи послам. Нет такого функционала. Многие вещи – из организационно-управленческой сферы.

Вот назначили заместителя министра по борьбе с международным терроризмом, а публичную дипломатию так никто и не координирует. В целом российскую линию ведения информационного противоборства можно представить в виде согласованной работы замглавы МИДа по публичной дипломатии, руководства Сил специальных информационных операций Вооруженных сил, советника президента по информационному противоборству, специальных подразделений спецслужб, государственных СМИ. Все они встраиваются в логичную государственную систему: советник президента, заместители по линии МИДа и ряда других министерств и ведомств, командование Сил специальных информационных операций Вооруженных сил. Целесообразно периодически собирать Госсовет по информационному противоборству, давать на нем директивные указания полпредам, губернаторам – получается организационно-управленческая решетка. Я считаю, что нужна новая организационно-управленческая система.

– Недавно был визит посла США в России Теффта на Урал, который прошел фактически в секретном режиме, в прошлом году послы Германии и ЕС выступали в УрФУ и их выступления вызвали полярные оценки – кто-то считает, что плюрализм мнений и информации должен быть, кто-то – что такую деятельность нужно регулировать и контролировать. Как быть с дипломатами, их нужно рассматривать как акторов информационной войны или «мухи – отдельно, котлеты – отдельно»?

– Я думаю, что, во-первых, должен быть российско-американский баланс, а перед этим господин Теффт выступил в Ярославском государственном университете. Он активно выступает, но должен быть баланс – если он выступает тут, то пусть наш посол выступает в Гарварде, в других университетах США. Пока мы видим дисбаланс, в нашем информационном поле мы даем возможность внешним игрокам доводить свои позиции, а нам не очень дают. Я был в Стэнфорде, в Джорджтаунском университете, мы встречались, общались, но меня там не выпускали к студентам. Мы встречались с политологами в узком кругу, но такого – «пусть в рамках демократии Игорь Николаевич выступит, выскажет точку зрения России» – не было, никто меня не допускал до неокрепших молодых «глаз и ушей». Они дозируют, и это правило информационной войны: ограничение внешнего информационного потока на своей территории и максимальное доведение своей точки зрения на другой. Они этого придерживаются. Если мы посмотрим на Украину, это типичный образец четкой западной стратегической информационной операции, где они целенаправленно ликвидируют российские каналы, вещание, и одновременно усиливают свое влияние. Результат, надо признать, эффективен. В этом смысле, зачем нам предоставлять возможности, которые нам не предоставляют?

– Культурные проекты, кино, фотографии, театр – тоже один из фронтов этой войны? Скажем, большой скандал разразился с отказом проката фильма «Номер 44», что об этом скажете?

– В целом, конечно, задача у нашего соперника – максимально ограничить влияние русского языка, русской культуры на умы, настроения людей во всем мире. Для этого же и русские школы, например, на Украине закрывали. Голливуд – основная тема. Все кинофильмы идеологизированы, абсолютно. Реконструкция истории, попытка подменить итоги Великой Отечественной войны. Возьмите Францию, это поражение еще Советского Союза. В 1945 году абсолютное большинство французов считали, что СССР внес решающий вклад в победу. А в 1994 году – уже меньше половины. Сегодня картина диаметрально противоположна. Во Франции была мощнейшая коммунистическая партия, в каждом шестом французе – русская кровь, как мне сами французы рассказывали. И результат – кардинальное изменение настроений за 70 лет. Несмотря на Наполеона, у Франции к России, в основном, были позитивные настроения – это сильное поражение СССР и России. Нужно это проанализировать, почему так случилось. У СССР не было денег? Были, но CNN создали в 1980 году, а «Russia today» через 25 лет. Неслучайно они активно действуют в этой культурной сфере, масса скандалов, не только в Екатеринбурге, с музеями, с современным искусством, это все – поле информационной войны. Задача Запада – принизить роль России на всех исторических этапах, но в первую очередь – во Второй мировой войне.

– Командование НАТО демонстративно проводит учения по периметру наших границ – в Прибалтике, в Польше, на Украине, колонна бронетехники под камеры проехала по всей Восточной Европе. Это намеренное бряцание оружием, тоже стиль информационного давления?

– Это фактор демонстрации силы и информационно-психологического давления. Я убежден, что в военном столкновении блок НАТО будет разгромлен, и они никогда к нему не приступят, потому что знают – в прямой военной агрессии они потерпят поражение. Но использование информационного давления, как фактор решения политических задач, продолжается. Чехия сейчас занимает более позитивную для России позицию. Президент Земан собирается на парад Победы приехать, делает заявления в поддержку России, и вдруг по территории Чехии американцы прошли колонной бронетехники. Это фактор угрозы информационно-психологической, акция давления.

– Соответственно, заявления представителей Госдепа о том, что «все учения в России – провокация против США» – это абсолютно зеркальная ситуация?

– Это зеркальные вещи, да. Еще раз скажу: они требуют от нас соблюдения правил, которые они сами никогда не соблюдают. И нам надо играть не по правилам, которые устраивают специально для нас, а играть в реальной системе координат. А координаты такие: следует атака, следует анализ и действия – защитно-оборонительные или атакующие. Я сторонник переноса активности на внешнюю территорию. Тот же Фергюсон – это проблема, но мы не уделяем внимания по раскрутке информационного пожара, хотя поводов более чем достаточно. Они ставят задачу разрушения России, а мы не ставим задачу разрушения США или Великобритании. Так же и СССР – они ставили задачу развала СССР и целенаправленно шли к ней, создавали структуры и т.д. А мы ставили задачу победы коммунистической партии США на выборах, что было малоперспективной задачей. Задачи разрушения США не ставилось. У нас есть мощнейший инструмент – крылатые ракеты, которые превосходят западные аналоги, но переориентация целей должна произойти – удар должен быть не по военным базам, а по центрам управления и финансово-экономическим структурам.

У нас сейчас как: подлодка всплывает и у нее задача – потопить авианосец. А зачем ей топить авианосец, если она может нанести удар по лондонской бирже и по финансовым центрам управления, она это сделает стопроцентно. Тогда люди Запада, принимающие решение, будут знать, что в случае подготовки агрессии против России они гарантированно будут уничтожены, что в случае эскалации у них шансов нет. Это будет сдерживать их намерения по развязыванию войны. Мы условно наносим сейчас встречный ядерный удар по военным объектам, а нужно – по центрам информационного управления и по центрам финансово-экономического управления. Сейчас публикации в СМИ позволяют понять, что дело идет к эскалации агрессии, и эти люди будут знать, что если они дойдут до определенной точки, то они сами будут уничтожены. Это мощный фактор торможения и блокирования мировой войны. Это очень важная мысль, я хочу ее подчеркнуть: нужна переориентация наших подводных лодок на объекты финансово-экономического и информационного управления, действующие против России. Я эту концепцию выдвинул еще в 1995 году, и они ее очень боятся. Технически мы решаем ее за счет новых стратегических подлодок, осталось использовать их как фактор сдерживания, официально объявить, что в случае военной агрессии, эти центры будут уничтожены в силу того, что полет ракеты – несколько минут, результат гарантирован. С моей точки зрения, для России это один из факторов сохранения духовного суверенитета и территориальной целостности, наряду с ядерным оружием.

*   *   *

Дмитрий Глуховский, либеральный публицист:

«Россия сегодня будто шизофренией страдает. Гигант с комплексами карлика. Государство, бесконечно разглагольствующее о будущем, но не прекращающее мастурбировать на свое прошлое. Двадцать три года после распада (или развала) СССР или рождения новой России – мы все еще не можем определиться, что же это было. Не европейская, не азиатская, не глобальная, не региональная, не национальная и не мультикультурная, не религиозная и не светская, наша страна болтается в безвременье и тонет в иллюзиях.

Ее то собираются делать надежным экономическим партнером Запада, то, монашески отринув все материальное, принимаются пришивать ей давно отсохшие имперские конечности. Она то должна лезть со слюнявыми брежневскими поцелуями к дорогим европейским друзьям, то припадочно брызгать слюной, отталкивая от себя тех в Европе, кто еще как-то был готов с ней приобняться хотя бы на фото. То решать вместе с Америкой судьбы мира, подмигивая той и обмениваясь с нею поглаживаниями ног под карточным столом, то вдруг переворачивать этот стол вверх тормашками и гневно вопить: «Шулер! Шулер!».

У России нет вектора развития, нет траектории, нет направления движения. Она не идет вперед, а судорожно дергается, мечется, катается по полу. Россия не может прийти к цели, одолеть путь, потому что у нее нет дорожной карты и нет никакой цели.

Народ тем временем истосковался по смыслу, по плану, по вектору. Люди устали толочься в нигде. Вот с Крымом: им предложили какой-то смысл существования России, махнули рукой в каком-то направлении, и они сразу оживились, зашумели, поверили – будем восстанавливать Союз, мысль ясная и простая.

Зря. Никакого направления не выбрано.

Зря, Захар [Прилепин], зря, Сергей [Шаргунов], зря, Александр [Невзоров], русские вы народные люди. Зря поверили и зря думаете, что поверили вам. Это вам голову кружат. Это по спецслужбистским методичкам все: провокация, дезориентация, вербовка, спецоперация. Но спецслужбистов не учат стратегию формировать. Они на то и службы, что обслуживают в нормальных государствах тех, кто ведет страну. Лидеров.

Мы четко знаем (потому что нам об этом все время талдычат по телевизору), что Россию не устраивает то место в мире, которое ей пытаются отвести наши противники на Западе. Противников при этом печально-цинично называют партнерами, а какое место Россию устроило бы, нам и вовсе не объясняют. Россия торчит нигде, потому что ее не ведут никуда.

Наши лидеры не имеют ни малейшего представления о том, какой должна быть Россия завтра и послезавтра. Все эти «Стратегии 2020», пятилетки и «Планы Путина» – просто мантры, механический бубнеж для самоуспокоения, для заполнения тревожной пустоты, именно потому, что никакого плана на самом деле нет. Потому, что Путин вовсе не стратег, а тактик. Будущее России он пинг-понгом с американцами и китайцами разыгрывает, принимая подачи, а все прочее наше руководство и не пытается заглянуть вперед него из тактичности и подобострастия.

Они никогда не знали, что делать с Россией – может быть, потому что оказались ее правителями волей случая и распоряжаются ее судьбой в меру своих способностей. Может, потому что не до конца понимают, какая это честь и какая ответственность – вершить судьбу такой великой страны. Может, потому что масштаб личностей не тот – и вместо того, чтобы вести мертвеющую империю сквозь слом эпох, они управляют ею как госкорпорацией, которой их по блату назначили порулить. Может, потому что они не государственные деятели, а менеджеры. Масштаб личностей не тот.

Цезарь знал, куда ведет Рим и ради чего узурпирует власть. Петр знал. Наполеон знал. Сталин, ненавидимый мной за людоедство, знал. Знал Ли Куан Ю. Даже Саакашвили знал. Любая порядочная страна заслуживает вождей, которые знают, какой она должна стать. И тем более заслуживает этого бывшая сверхдержава.

А те, кто рулят Россией, не знают. Звонят народу с анонимными опросами ФСО – как бы посоветоваться, а народ уже телевизора насмотрелся, понимает, что сказать.

Нет у них никакой цели, кроме как продолжать рулить Россией до своей тихой смерти, кроме как завещать Россию в собственность своим детям. И эта бесцельность, ненаправленность, бессмысленность, нерешительность, непоследовательность, это бесконечное тырканье, метания, телепание – это и есть самая большая трагедия России.

Никто не хочет ни за что брать ответственность, поэтому Россия и ее народ предоставлены сами себе. Россию пустили на самотек. Не Путин поднял страну с колен, не Путин накормил ее. Просто шло на Россию валом бабло, она и нахлебалась случайно. Сейчас вот иссякнет поток – и снова оголодаем и ослабнем. Болтаемся на волнах, никуда не плывем. Побарахтаемся для виду, надуем щеки и на спину – отдыхать. Вокруг один океан, направление выбирать – ответственность слишком большая. И грести некому.

Бизнесмены изобретают идеологии. Федеральная служба охраны говорит за народ. Кураторы Господа Бога из Пятого управления КГБ говорят от Его лица.

Боятся реформ, боятся великих планов, боятся строек века, боятся резких движений. Они строили демократию с оглядками и с оговорками, выхолащивая ее до пустых ритуалов. Колосса империи они восстанавливают, начиная с глиняных ног. Везут к нам гастарбайтеров и устраивают на них травлю. Зовут в СНГ бывшие советские республики и кошмарят их, разжигая на их территориях горячие точки «русского мира». Балаболят бесконечно об инвестиционной привлекательности и гнобят всякий бизнес, кроме государственного. Требуют от американцев играть по правилам, а сами хотят играть по правилам сталинско-гитлеровским. Строят социальное государство, отбирая у народа пенсии. Клянут западные банки, набрав у них денег в долг. Войны ведут воровские, тайные, посылают вперед бандитов и боевых офицеров маскируют под бандитов. Знаки отличия с бойцов спарывают, звезды на технике замазывают, таблички с солдатских могил срывают. Врут кругом. Все до половины, все вполсилы, все с подстраховочкой, все и вашим, и нашим.

И народу ФСО не советоваться звонит, а вызнать – что его, народ, способно до бешенства довести, до революции? Потому что уже не очень сами это понимают, потому что давно во власти и забыли уже как-то.

Они потому не решаются на что-то одно, ясное, что просто понятия не имеют, что им нужно с Россией делать. Не ждите, что с ними Россия станет великой, что воспрянет из пепла, что рухнет, что ворвется в нанобудущее, что превратится в опричное мракобесное царство. Ничего с ней при них не станет. Так и будет в мути валандаться. Застрявшая нигде по пути в никуда.

И пусть они сами про себя учебники истории издают и пишут в них: при нас Россия стала… Нет. При них Россия ничем не станет. И ничем, увы, она не станет при нас с вами».

*   *   *

 

Из центров власти

МИНФИН РФ

Систему оплаты труда российских чиновников могут полностью пересмотреть. Согласно законопроекту, вынесенному на общественное обсуждение Минфином, зарплату госслужащих необходимо привязать к результатам их работы.

Законопроект предлагает установить объем гарантированных выплат чиновникам на уровне 50% от зарплаты. Еще 10% добавят за выслугу лет и работу с гостайной. Таким образом, базовая часть оклада госслужащего составит максимум 60%. Все прочие выплаты будут положены лишь деятельным и эффективным работникам. При этом в Минфине предлагают наделить ведомства правом самостоятельно устанавливать объем выплат и требования к своим служащим, в зависимости от специфики госоргана.

Что касается чиновничьего отпуска, то он может сократиться в среднем на 10 суток. Сегодня максимальная продолжительность отпуска высокопоставленных чиновников составляет 45 дней, а обычных служащих – 40 суток. Сюда входят дополнительные отпускные дни за выслугу лет или ненормированный рабочий день. В случае если проект Минфина будет принят Госдумой, всем госслужащим позволят уйти в отпуск максимум на 35 дней. Одновременно чиновникам фактически запретят переносить на следующий год неиспользованные отпускные дни.

*   *   *

 

Общественное мнение

 

Левада-Центр исследовал тему «Патриотизм и государство».

В апреле 2015 года был вынесен на обсуждение новый проект программы «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2016-2020 годы». Он нацелен на повышение эффективности патриотического воспитания в стране и «формирование высокого патриотического сознания».

Как показывают результаты опроса, большинство россиян (80%) выразили уверенность в том, что каждый должен сам для себя определять, что значит быть патриотом. Лишь 13% населения согласны с тем, что государство должно выполнять функцию определения патриотизма.

 

С КАКИМ ИЗ СЛЕДУЮЩИХ МНЕНИЙ ПО ПОВОДУ ПАТРИОТИЗМА ВЫ БЫ СКОРЕЕ СОГЛАСИЛИСЬ?

 

фев.14

окт.14

апр.15

Патриотизм - это глубоко личное чувство, человек сам определяет, что патриотично, а что нет

84

82

80

Определять, что патриотично, а что нет, должно государство

9

11

13

Затрудняюсь ответить

7

8

7

 

Тем не менее, более чем у двух третей опрошенных отмечается позитивное отношение к инициативе принятия программы патриотического воспитания. 49% опрошенных выразили уверенность в ее необходимости в силу наличия сейчас «внешних и внутренних угроз», требующих от государства воспитания «патриотов, готовых защищать интересы страны». Только 8% респондентов против любого государственного вмешательства в определение «патриотизма». В первую очередь, это жители Москвы, россияне с высшим образованием, респонденты в возрасте от 40 до 54 лет.

 

С КАКИМ ИЗ СЛЕДУЮЩИХ МНЕНИЙ О ПРИНЯТИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПРОГРАММЫ, ПОСВЯЩЕННОЙ ПАТРИОТИЧЕСКОМУ ВОСПИТАНИЮ ГРАЖДАН РОССИИ, ВЫ БЫ СКОРЕЕ СОГЛАСИЛИСЬ?

 

апр.15

Такая программа необходима, потому что сейчас, перед лицом внешних и внутренних угроз, государство должно воспитывать патриотов, готовых защищать интересы страны

49

Такая программа необходима, но может стать «кормушкой» для бюрократии, не принеся реальных результатов

19

Такая программа не нужна, потому что сначала нужно решать более важные проблемы (коррупция, низкий уровень жизни и пр.), а если они будут решены - у населения будет и патриотизм

16

Такая программа не нужна, потому что патриотизм - личное дело каждого, и государство не должно вмешиваться, несмотря ни на что

8

Затрудняюсь ответить

8

 

Доля россиян, считающих себя патриотами, вернулась к уровню восьмилетней давности и составляет 78%. Можно предположить, что у патриотического подъема, что в 2000-м, что в 2007-м и в 2015-м гг., разная природа: в начале нулевых гг. он был связан с надеждами на пришедшего к власти нового энергичного лидера и успехами «чеченской» кампании; в 2007-м – с осознанием экономического роста страны и ростом благосостояния граждан; в 2015-м – с противостоянием России в лице её руководства Западу.

 

СЧИТАЕТЕ ЛИ ВЫ СЕБЯ ПАТРИОТОМ РОССИИ?

 

окт.00

дек.07

окт.10

окт.13

апр.15

Да

77

78

70

69

78

Нет

16

12

19

19

11

Затрудняюсь ответить

7

9

11

13

11

 

Примечательно, что респондентов, считающих необходимым введение программы патриотического воспитания, больше всего в тех же социальных группах, которые считают себя патриотами: среди россиян в возрасте 18-24 и пожилых, респондентов с высоким потребительским статусом, жителей крупных и средних городов. В меньшей мере считают себя патриотами респонденты в возрасте 25-55 лет, со средним уровнем образования, россияне с низким потребительским статусом.

Понятие патриотизма тесно переплетено с чувством гордости за свою страну. 70% респондентов гордятся нынешней Россией (27% – «определенно да», 43% – «скорее да»). Можно заметить, что за последние 10 лет число россиян, разделяющих это чувство, значительно выросло: сначала в период экономического «благополучия» в 2007-2008 гг., и особенно в начале 2014 года, после присоединения Крыма и на фоне обострения отношений с Западом.

Доля тех, кто гордится самим фактом проживания в России, выше – 83%. Разрыв между гордостью за нынешнюю Россию и гордостью за сам факт проживания в стране является следствием несовпадения образов «реальной» России с ее экономическими, политическими проблемами и представлениями об «идеальной» России с ее наследием – историческим, культурным и т.д.

ГОРДИТЕСЬ ЛИ ВЫ НЫНЕШНЕЙ РОССИЕЙ?

 

мар.06

окт.07

окт.08

апр.10

окт.13

окт.14

апр.15

Определенно да

19

27

22

18

13

22

27

Скорее да

29

33

40

37

40

47

43

Скорее нет

32

23

23

27

30

13

15

Определенно нет

16

12

6

7

10

5

5

Затрудняюсь ответить

5

6

9

11

7

12

9

 

ГОРДИТЕСЬ ЛИ ВЫ ТЕМ, ЧТО ЖИВЕТЕ В РОССИИ?

 

мар.06

окт.07

окт.08

апр.10

окт.13

окт.14

апр.15

Определенно да

48

54

40

44

28

37

42

Скорее да

35

32

43

40

42

49

41

Скорее нет

9

8

9

9

17

5

8

Определенно нет

4

3

3

2

5

2

3

Затрудняюсь ответить

4

3

5

6

8

8

6

 

Больше всего опрошенных, выразивших безусловную гордость тем, что они – жители России, среди россиян в возрасте 18-24 лет (48%), среди респондентов с высшим образованием (46%), с высоким уровнем доходов (59%) и жителей Москвы (52%).

Согласно результатам исследования, проведенного Левада-Центром в 2014 году, для большей части россиян быть патриотом – значит «любить свою страну», так ответили 64% населения. Подобные представления россиян достаточно устойчивы. Тем не менее, патриотизм – это не просто проявление «пассивной любви» к родине, но и активное гражданское вовлечение в жизнь государства и общества. Примечательно, что количество респондентов, видящих в патриотизме активные действия «во благо» и «процветание страны», вдвое меньше – с течением времени эта цифра колеблется около 30%.

Патриотизм является инструментом поддержания национальной идентичности, но у «заигрывания» с патриотическими чувствами есть обратная сторона – рост ксенофобии и национализма, что для многоконфессионального и многонационального единства России может представлять серьезную угрозу.

Опрос проведен 17-20 апреля 2015 года по репрезентативной всероссийской выборке городского и сельского населения среди 1600 человек в возрасте 18 лет и старше в 134 населенных пунктах 46 регионов страны. Распределение ответов приводится в процентах от общего числа опрошенных вместе с данными предыдущих опросов. Статистическая погрешность данных этих исследований не превышает 3,4%

*   *   *

 

Новости экономики, социальной сферы

На Западе представители политического и делового сообщества всё больше приходят к выводу, что антироссийские санкции не оказывают существенного влияния на экономику РФ. Так, по мнению французского политолога Сирилла Брета, санкции уже через год потеряют всякую актуальность. Аналитик считает, что чем дольше действуют санкции, тем эффективнее становятся механизмы их преодоления. «Несомненно, 2015 год будет последним годом, когда антироссийские санкции эффективны», – заявил Брет в интервью французскому изданию Atlantico.

Одновременно американский журнал Forbes опубликовал статью, в которой санкции названы малоэффективными. «России трудно навредить, поэтому санкции не работают. Компании понесут убытки, какие-то больше других, но через год ситуация улучшится. А еще через год станет еще легче», – приводит журнал слова голландского предпринимателя Арента Тиисена. Forbes обращает внимание, что недавно за доллар давали аж 80 рублей, но ситуация стабилизировалась, и теперь курс российской валюты варьируется около отметки 50 рублей за доллар. Опрошенные журналом эксперты отмечают, что госдолг России составляет всего около 14% годового ВВП (для сравнения, у США – 105% ВВП, у Великобритании – 90%, у Франции – 94%), и это помогает экономике быть устойчивой. Более того, многие западные компании рассматривают Россию как страну, выгодную для инвестиций.

Последний тезис наглядно подтверждается существованием в нашей стране целого ряда юридических и консалтинговых компаний, которые помогают западным инвесторам обойти санкции и продолжить работу в России. Как было заявлено на проходившем в марте этого года Московском экономическом форуме, почти все немецкие фирмы, ранее сотрудничавшие с нашей страной, после введения санкций захотели сохранить присутствие на российском рынке и смогли это сделать.

Помимо этого, на Западе, особенно в Европе, к людям постепенно приходит осознание, что отношения с Россией испортились неизвестно ради чего. Завоевание украинских рынков в будущем явно не стоит того, чтобы сегодня терять многие миллиарды и жить в атмосфере страха перед глобальной войной.

– Санкции, которые принимались против Российской Федерации, особенно секторальные, хорошо работали только вкупе со снижением мировых цен на энергоносители, – говорит вице-президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов. – Введенные ограничения были наиболее болезненными в конце прошлого и начале этого года, когда необходимо было еще делать выплаты по внешним займам. Но после стабилизации мировых рынков санкции оказались не такими действенными.

Более того, западный бизнес плотно завязан на российский рынок. Как показала практика, французские и немецкие компании, которые работали в России, остались у нас работать. Рвать сложившиеся связи никто не хочет.

Есть и альтернативы. В том числе, в нише немецких машиностроительных фирм, которые сокращают инвестиции в России или по каким-то причинам ограничивают работу в нашей стране. На их место приходят китайские партнеры. Соответственно, из-за санкций происходит не столько ограничение доступа наших компаний к высоким технологиям, сколько перераспределение рынка. И для ЕС это представляет угрозу, ведь европейские корпорации теряют заказы, а их место занимают китайские компании.

На что изначально тогда рассчитывал Запад, вводя санкции?

– Во-первых, был расчет, что санкции окажутся болезненными для нас в краткосрочном формате. Предполагалось, что ограничения будут иметь разрушительные последствия в течение полугода-года. Стабилизации ситуации в российской экономике никто особо не предполагал.

У Запада была надежда, что Москва изменит свою позицию по Украине. Но этого, как видим, не произошло. Тем более, что и на Украине обстановка не стабилизировалась, и России сейчас предъявить нечего.

Иностранным компаниям, которые вынуждены действовать в рамках санкций, введенных после случая со сбитым «Боингом», еврочиновники говорили, что ограничения вводятся на непродолжительное время. Никто не предполагал, что санкции будут действовать год и более.

Американцы хотели оказать давление на Россию, чтобы заставить нашу страну отказаться от поддержки ЛНР и ДНР. Но этот вариант не сработал.

Поэтому сейчас начался раскол внутри Евросоюза. Один год страны ЕС были готовы терпеть убытки, скажем, для Польши санкции означали один пропавший урожай. Но второго нереализованного урожая польская экономика может и не пережить.

Изменится ли отношение Запада к нам в ближайшее время?

– Прежде всего, летом будет приниматься решение по секторальным санкциям. При их действии работать России и ЕС будет очень сложно. Во-вторых, будет происходить расхождение европейской и американской внешней политики. США будут продлевать санкции до 2016 года, до своих очередных парламентских выборов. Они уже продлили персональные санкции, то же попробуют сделать с секторальными. А вот Евросоюз попытается решить проблему секторальных санкций до осени этого года, чтобы была возможность реализовать у нас свой урожай.

Одновременно будет происходить раскол внутри Европейского союза. Есть страны, которые готовы с нами сотрудничать, такие как Греция, Венгрия, Чехия, Испания, Италия. Но есть государства, которые будут продолжать придерживаться позиции Германии.

Стоит учитывать, что в самих европейских странах тоже будут происходить изменения. В частности, в Германии скоро пройдут очередные парламентские выборы. Правящей партии ХДС-ХСС победить будет очень сложно.

Директор Института национальной стратегии Михаил Ремизов отмечает, что эффективность западных санкций зависит в большей степени от грамотных действий российского правительства:

– Санкции ударили по нам меньше, чем собственные решения правительства в области финансов. Жесткая денежно-кредитная политика, высокие процентные ставки по займам, модель, основанная на ограничении предложения, – это главный фактор стагнации российской экономики, да еще и не очень эффективный инструмент против инфляции. Оптимизм, связанный с неэффективным действием санкций, логичен после осознания, что главные беды нашей экономики лежат в другой плоскости.

Наше народное хозяйство уже ощутило все последствия западных ограничений. Если ухудшения макроэкономической ситуации не будет, то ничего критического не произойдет.

Но надо понимать, что санкции в области высоких технологий и в области финансов будут сохраняться, а их влияние всё-таки будет серьезным. При желании западные центры силы, прежде всего Соединенные Штаты, могут нарастить давление на Москву. При этом новые санкции вводиться не будут. Скажем, Вашингтон может наложить запреты на любых финансовых игроков или компании, осуществляющих техническое сотрудничество с Россией. США могут делать это в одностороннем порядке по отношению практически к кому угодно, то есть, и в отношении европейских банков, и в отношении китайских корпораций. Так что потенциал санкционного давления на Россию далеко не исчерпан, и это надо иметь в виду.

Беда в том, что уровень самодостаточности России в финансовой и технологической сферах существенно не вырос. Мы можем стать самодостаточными в течение нескольких лет, но для этого должна проводиться в жизнь соответствующая политика. В технологической сфере такая линия более-менее ведется, но что касается финансовой области, то адекватных действий практически не прослеживается.

Можно ли ожидать возвращения в Россию западных инвесторов?

– Пока инвесторы перестраховываются. Сейчас действует формула «санкции плюс». Санкции накладывают запреты на конкретные области сотрудничества, многих сфер ограничения не касаются. Да и многие санкции можно обойти. Скажем, для топливно-энергетического комплекса оборудование поставляется, иногда через третьи страны. Но некоторые западные компании опасаются сотрудничества даже в тех областях, в которых работать можно.

Пока мы не можем говорить о том, что ситуация переломилась в нашу пользу. Вообще, инвесторы все разные. Но привлекать прямые западные вложения можно будет тогда, когда изменятся возможности для внутренних инвестиций. Пока этого не видно.

При каких условиях Россия будет слабо уязвимой для иностранных санкций?

– Санкции потеряют смысл, когда у нас появится самостоятельная экономика. Не замкнутая, но более самодостаточная, чем сегодня. Особенно с точки зрения финансовой политики и промышленно-технологического потенциала.

Для этого надо переходить к мобилизационной экономической модели. Это не означает возвращения к полностью плановой или полностью закрытой экономике. Но необходимы концентрация ресурсов на важных направлениях, стратегическое планирование, последовательный протекционизм в ряде отраслей. Наше правительство сегодня категорически отметает возможность перехода к мобилизационной модели. Но пока этого не произойдет, наша страна будет уязвима перед санкциями.

Есть ли потенциал для снижения влияния западных санкций в многовекторной внешней политике?

– Потенциал здесь есть весьма значительный. Промышленно-технологические международные альянсы со странами развивающегося мира имеют перспективы. Россия важна для многих государств как технологический партнер, нам они нужны как рынки сбыта и инвестиционные партнеры.

В числе этих стран серьезную позицию занимает Китай. Правда, для него промышленно-технологическая кооперация с Россией не столь важна: существует слишком большой диспаритет по объему внутреннего рынка, по инвестиционным возможностям, доступности высоких технологий. Наше сотрудничество с Китаем не будет равноправным, по крайней мере, по всему спектру экономических сфер.

Зато высокий потенциал имеет сотрудничество с Бразилией, с Индией, с Вьетнамом. Правда, пока не так много успешных примеров технологических коопераций России с развивающимися странами. Есть совместные проекты с Индией, но пока это больше потенциал, нежели реальность.

Каких целей добивался Запад, вводя санкции?

– На мой взгляд, Запад не рассчитывал обвалить нашу экономику или политический режим. Хотели создать некоторые сложности России. И надо признать, что частично своих целей Запад добился.

Подчеркну, что потенциал давления на нас не исчерпан. Я не беру такие меры, как отключение наших банков от международной системы платежей SWIFT или запрет на покупку российской нефти и российского газа, что будет рассматриваться в самую последнюю очередь. Но США могут применить санкции к любой компании в мире, которая будет сотрудничать с Россией в финансовой и технологической сферах. Все крупные мировые игроки зависимы от американского рынка, американских финансов и американских технологий. Это значит, что Соединенные Штаты могут заблокировать деловые контакты России по всей планете, а не только с американскими корпорациями. К сожалению, мы пока не настолько самодостаточны, чтобы быть неуязвимыми к таким действиям.

*   *   *

 

В досье управленца

Директор Института интегративной терапии и коучинга Ольга Лукина – берегите самых ценных:

«По моим наблюдениям, только 10-15% сотрудников компаний по-настоящему горят на работе. Они делают все, чтобы выполнить ее качественно, не потому, что боятся наказания или жаждут поощрения, – просто это их внутренняя потребность, которая сформировалась как результат особенных природных дарований и всей жизненной истории. Эти люди ответственны. Даже если что-то их постоянно ранит и унижает на работе, им трудно просто так бросить начатое дело и уйти.

Именно они разделяют ваши идеи. Именно их вам очень сложно заменить. Руководители обычно мало задумываются об их человеческой уязвимости, но очень заинтересованы в их высоких результатах.

Личностные особенности и образ жизни ценных сотрудников обычно являются не только причиной профессиональной успешности, но и причиной их болезней. Горя на работе, такой человек находится в состоянии хронического стресса, и его организм в какой-то момент может не справиться.

Я заметила, что руководители часто недооценивают степень своего влияния на эмоциональное состояние и на жизнь своих ценных сотрудников. Задайте себе самому три вопроса:

– Хочу ли я сохранить этого своего сотрудника?

– Как я влияю на его эмоциональное состояние?

– Что я могу сделать, чтобы сохранить его эффективность, мотивацию и эмоциональное равновесие?

Вот один пример из опыта моей работы с лидерами и их командами.

Мой клиент М., 39 лет, был ведущим программистом в компании, занимающейся инновационными IT-проектами. В его случае работу даже неправильно было бы назвать работой – это был образ жизни, способ коммуникации с миром. По-хорошему, М., конечно, был гений. Владельцы бизнеса были очень довольны его работой, платили огромные деньги и потихоньку увеличивали нагрузку.

Опасные приметы

Ваш ключевой сотрудник, скорее всего, нуждается в помощи, если вы замечаете следующие изменения его состояния: подавленный, уставший вид, потухший взгляд, отсутствие зрительного контакта; изменения во внешнем облике (внезапный набор или потеря веса, однообразие, небрежность в одежде, во внешнем виде, не отмечавшиеся ранее); замедленный темп речи, тихий голос, отсутствие эмоциональной окраски речи; жалобы на здоровье (частые ОРВИ, головные боли, боли в животе, суставах); рассеянность, забывчивость; безразличие к чувствам и переживаниям других людей; затягивание сроков и несоблюдение взятых обязательств; заметное снижение эффективности работы, ошибки и просчеты; обостренная чувствительность к критике; не характерные ранее вспышки агрессии (склонность к обвинению окружающих или самобичеванию); состояние возбуждения, нервозности, тревожности по мелочам; не отмечавшиеся раньше следы алкогольного или наркотического опьянения.

В какой-то момент М. перестал спать. Закрывал глаза, а мозг продолжал решать очередную головоломку. Но это было уже не в радость. М. стал плохо выглядеть, глаза блестели нездоровым блеском, люди раздражали. Резко просел иммунитет – одно ОРВИ сменялось следующим. А у владельцев на подходе была новая идея. М. чувствовал себя загнанным в западню. С одной стороны, он сам не мог оторваться от работы, она влекла его как наркотик. С другой – его обижало потребительское отношение со стороны руководства. И наконец, он чувствовал себя глубоко связанным с боссом. Чувствовал, что просто не может его бросить в такой ответственный момент. Босс, будто осознавая эту уязвимость программиста, неоднократно повторял, что никто, кроме него, этот проект не вытянет.

Ситуация дошла до точки кипения. На одной из наших встреч М. заявил, что проревел всю ночь от отчаяния и бессилия. И вообще ничего уже не хотел. Запутавшись в клубке собственных внутренних конфликтов и разнонаправленных мотивов, этот талантливейший человек потерял энергию не только творить, но и жить. Это была настоящая депрессия безвыходности. Антидепрессанты ситуацию не решили, но к полуовощному состоянию привели. Необходимо было менять парадигму жизни и переставать быть жертвой.

В итоге нашей работы оказалось, что этому человеку всего-то для равновесия было нужно три рабочих дня в офисе, личное время для любимой женщины, музыки и ухода за домом и каждые три месяца уезжать на пару недель в горы, чтобы полностью проветривать мозги. Уединение, природа и новые впечатления быстро исцеляли этого человека с очевидно интровертной психикой. Удивительно, но самым сложным для него было понять свои потребности. А процесс их реализации не вызвал никаких вопросов у его босса.

Руководители, подчас не осознавая, оказывают глубокое воздействие на эмоциональное состояние сотрудников. Но грамотный босс может своими действиями не просто поддержать, но даже развернуть ценного работника к жизни. И выиграть, таким образом, преданность человека бизнесу и лояльность, которую нельзя купить ни за какие деньги. В то же время руководитель с ограниченным уровнем эмоционального интеллекта может, сам не желая того, просто добить курицу, несущую золотые яйца. Начальникам необходимо ненадолго отвлекаться от своих масштабных целей и думать о ценных людях. Они ваш капитал. Кому-то из них нужно и можно помочь».

*   *   *

 

Вести из регионов

Эксперт Аналитического центра при правительстве РФ Дарья Андреева и директор по региональным рейтингам и инфраструктурным проектам агентства «Рус-Рейтинг» Антон Табах – о том, как регионы попадают в долговую зависимость от Москвы:

«В связи с сокращением бюджетных вливаний российские регионы вынуждены занимать все больше. И мало кто может позволить себе делать это на рыночных условиях.

Долги растут

На фоне резких скачков валютного курса и перекройки федерального бюджета ситуация с бюджетами регионов с середины прошлого года несколько отошла на задний план, но отнюдь не утратила остроту. С одной стороны, ускорившийся рост налоговых доходов в 2014 году позволил регионам свести бюджеты с меньшим по сравнению с 2013 годом уровнем дефицита, с другой – после стабилизации за первые девять месяцев 2014 года долги регионов существенно выросли в четвертом квартале.

Бюджетные и долговые проблемы регионов возникли не вчера. Уже с 2008 года консолидированные бюджеты регионов исполняются с дефицитом, при этом пиковые значения пришлись на 2009 и на 2013 годы, что связано с опережающим ростом расходной части бюджетов. 2015 год побьет антирекорды предыдущих лет: по прогнозам Минфина, дефицит региональных бюджетов уже оценивается в 600 млрд. руб., а с учетом долга муниципальных образований и вовсе может превысить 700 млрд. руб.

Опережающий рост расходной части бюджетов во многом связан с увеличением расходных обязательств социального характера. Не имея достаточных своих ресурсов на эти цели, регионы высвобождали средства с других направлений, получали дополнительные трансферты из федерального центра или брали в долг. Уровень инвестиционных расходов сократился в 2014 году до 11% (рассчитано на основе данных Федерального казначейства), хотя еще в 2008 году он был в два раза выше.

Изменилась структура доходной части бюджетов: на первое место по объемам поступлений вышел НДФЛ (37%), сместив на вторую позицию налог на прибыль (27%), поступления по которому в 2013 году сократились на 13%. В 2014 году за счет «экспортной выручки» показатели отдельных регионов повысились, но не достигли уровня 2012 года. Доля налога на имущество в доходах для большей части регионов остается минимальной (6-7%). Хотя в будущем расчет налога на имущество по кадастровой стоимости увеличит вес имущественных налогов в структуре доходов.

В результате, по итогам первого квартала 2015 года, 40 регионов имеют уровень долга, превышающий половину собственных бюджетных доходов, предусмотренных бюджетными проектировками. А в четырех регионах – Смоленской, Костромской областях, Республике Мордовия и Чукотском автономном округе – он выше 90%.

«Удобные» кредиты

До 2014 года в регионах динамично развивалось использование банковских кредитов – это ресурс краткосрочного использования, который проще всего привлечь. Размещение региональных и муниципальных облигаций шло неравномерно: оно сильно зависит от динамики ключевой ставки и наличия кредитного рейтинга (а он есть не у всех регионов). Уже в середине 2014 года, когда доступность внешних рынков снизилась, стоимость обслуживания привлеченных средств выросла практически в полтора раза (на 300-500 б.п.), по данным портала c-bonds. Тем не менее, облигации оставались сравнительно недорогим источником длинных денег, и на рынок продолжали выходить новые эмитенты.

Бюджетные кредиты Минфина – сначала под половину, потом под треть ставки рефинансирования, а сейчас и вовсе под 0,1% годовых – пока самый выгодный инструмент долгового финансирования. Раньше бюджетное кредитование привлекалось под ликвидацию стихийных бедствий и реконструкцию дорог, но постепенно его стали все чаще использовать для покрытия кассовых разрывов и дефицита бюджета. Для повышения ликвидности бюджетов в 2013 году ввели новый тип бюджетных кредитов – «казначейские» бюджетные кредиты сроком до 30 дней. В результате, в 2014 году зафиксирован практически четырехкратный рост предоставления и погашения бюджетных кредитов. Кроме того, были рефинансированы некоторые кредиты, взятые ранее.

Угрожающее положение

У разных групп регионов была разная долговая политика. Развитые регионы с достаточно высокой инвестиционной активностью и уровнем бюджетной обеспеченности, сравнительно высоким уровнем кредитного рейтинга, к примеру, Калужская, Ленинградская и Новосибирская области, пытались строить сбалансированную структуру долгового портфеля, использовать рыночные инструменты, равномерно распределять риски. Есть группа регионов, которые с помощью рыночных инструментов покрывают временные кассовые разрывы, возникающие из-за чрезмерной волатильности бюджета, в том числе, вследствие зависимости от нескольких крупных налогоплательщиков (Челябинская, Кемеровская области). Долг при этом растет умеренными темпами.

Регионы, которые в значительной степени зависят от трансфертов из федерального бюджета, – депрессивные регионы центральной России, менее развитые республики Поволжья – следуют оппортунистической тактике. Поскольку межбюджетные трансферты уменьшались, а потенциала роста налоговых доходов не было, регионы вынуждены были привлекать относительно дешевые заемные средства для обеспечения своих обязательств. При высоких уровнях долговой нагрузки на бюджет финансовое положение этих регионов становится угрожающим.

Высокодотационные республики Северного Кавказа и юга Сибири опираются на нерыночные заимствования – бюджетные кредиты. Развитые и инвестиционно активные Татарстан и Калининградская область формально действуют по такой же схеме, но имеют иное качество долговой политики с теми же инструментами.

Наконец, элитная группа регионов – Москва, Санкт-Петербург, Ханты-Мансийский АО – может действовать в соответствии с лучшей мировой практикой. Опора на рынок облигаций позволяет поддерживать низкий уровень долговой нагрузки и высокие рейтинги.

Сейчас, ввиду кризиса, рыночные заимствования становятся менее доступными – выросли процентные ставки и стоимость обслуживания. Увеличивается объем бюджетных кредитов – самых дешевых пока заемных ресурсов. 310 млрд. руб. сейчас должны быть направлены на рефинансирование банковских кредитов, у которых подошли сроки погашения. Кроме того, рассматривается вопрос о возможной конверсии заимствований, взятых под высокий процент в декабре-2014 и начале текущего года. В таких условиях, возможно, объем бюджетных кредитов центра регионам будет еще больше».

*   *   *

 

Горизонты познания

Широко разрекламированную в масс-медиа операцию по пересадке живой головы на тело погибшего донора, которую собирается провести итальянский нейрохирург Серджио Канаверо, прокомментировал директор ФНЦ трансплантологии и искусственных органов имени академика В.И. Шумакова, академик РАН, главный трансплантолог Минздрава России, заслуженный врач РФ, доктор медицинских наук Сергей Готье.

– Конечно, эта история напоминает шоу. Но вот зачем оно затеяно и есть ли здесь рациональное научное зерно, понять сейчас сложно – слишком мало информации по технике операции от самого итальянского хирурга. Я почитал его интервью, посмотрел ссылки на прежние работы и публикации – он все-таки похож на профессионала, а не на шарлатана. Хотя лично мне Канаверо не слишком нравится: сам стиль его публичного поведения кажется не вполне адекватным. Понимает ли итальянец, что, выдвигая такую инициативу в столь яркой, если не сказать, провокационной форме, он сильно рискует своей дальнейшей научной карьерой и даже честным именем? Не может не понимать. Значит, рассчитывает на какой-то неизвестный для нас фактор или технологию. То, что пишут СМИ с его слов, про некое средство «полиэтиленгликоль» для склеивания нервных окончаний, специалистам ни о чем не говорит.

Сегодня соединение головы со своим или чужим телом технически возможно. Есть технологии сшивания сосудов, остеосинтеза позвоночника – то есть, соединения отломков костей. Восстановить прерванные нервные связи, например, между предплечьем и отрезанной ранее, а потом пришитой кистью руки также доступно. Для этого оболочки нескольких самых крупных нервов сшивают микрохирургическим путем. После этого разорванные концы нервов начинают регенерировать – то есть, «прорастать» друг в друга в сформированных для этого «туннелях». В итоге восстанавливаются не все, но самые главные функции – например, хватательная. Аналогию с соединением нервных окончаний спинного и головного мозга мы, в принципе, провести можем – механизм процесса принципиально не отличается. Только вот никто никогда не делал этого – точнее, прежние попытки заканчивались фиаско: тело не слушалось мозговых сигналов, пребывая в параличе.

Я прочел заявление коллег Канаверо из Итальянской ассоциации нейрохирургии о невозможности успешной операции. Они напоминают, что его план основан на опытах американского хирурга Роберта Уайта, который в 1970-м пересадил голову одной обезьяны на тело другой. Пересаженная голова некоторое время «жила», но никак не управляла телом. «К научным исследованиям должно быть серьезное отношение. Наши пациенты нуждаются в доказанных точках зрения, а не в ложной надежде», – постулируют авторы заявления.

С этим не поспоришь. С другой стороны, стоит напомнить, что и опыты Владимира Демихова по трансплантации голов собакам многие его советские коллеги называли авантюризмом. Но именно они вдохновили Кристиана Барнарда, выполнившего позже первую в мире пересадку сердца. Первопроходцы в любой науке, не исключая медицины, немного авантюристы.

Насчет поиска клиники, которая согласилась бы на проведение у себя подобной операции: не думаю, что это станет проблемой. Да, сегодня тело или голова не входят в перечень органов для трансплантации в странах, где действуют регламентирующие законы. Но ведь есть государства вообще без такого законодательства, а органы там пересаживают. Сложнее, наверное, отыскать спонсора при заявленной стоимости операции. Вполне возможно, что развернутое шоу преследует именно эту цель.

Критики упоминают о проблеме отторжения такого огромного чужеродного «органа», как все тело. Действительно, такие опасения небеспочвенны. Когда мы пересаживаем в 70-килограммовое тело человека почку размером и массой с компьютерную мышь, то подавить ее отторжение с помощью современных иммунодепрессантов несложно. Когда же речь идет о целом организме, включающем всю иммунную систему донора, заключенную в костях, печени, клетчатке, она будет отторгать чужую голову, остаточный иммунный щит которой в лимфоузлах слишком слаб против такого противника. Если удастся остановить «взрывное» отторжение, то постепенно именно тело (а не наоборот) «примет» голову. Впрочем, эта проблема десятого порядка по сравнению с массой других, возникающих при такой операции, главная из которых – функциональное соединение головного и спинного мозга.

Этические проблемы, которые обсуждаются в прессе, я не готов развернуто комментировать. Вопроса о местоположении личности, или, если хотите, души человека, для меня как хирурга нет. Это – головной мозг, а шире – голова человека. Сердце – просто насос, гоняющий кровь, и больше ничего. Нет, по моему убеждению, души ни в печени, ни в позвоночнике. Разве что в пятках у некоторых она оказывается... Но это, конечно, шутка. Смертью человека во всем мире на законодательном уровне считается сегодня именно гибель мозга. И, насколько я знаю, ни одна традиционная конфессия против этого не протестует. Я не собираюсь оспаривать религиозные представления о душе, просто медики в нынешней парадигме медицинской науки руководствуются естественным, физиологическим ходом процессов в организме, на которые они могут воздействовать.

В этой истории есть момент, на который стоит обратить особое внимание. А именно – сильнейшая личность программиста Валерия Спиридонова. Он ведь не какая-то бессловесная жертва, готовая от отчаяния на все, как его иногда представляют в СМИ. Это человек, вопреки собственному телу, доставляющему ему одни страдания, смог стать, по признанию специалистов, отличным программистом. На объявленную итальянцем операцию он идет с открытыми глазами, трезво сознавая, что она может закончиться для него или прямо на операционном столе, или странным существованием с неподвижным чужим телом, а то и одной головы, как у профессора Доуэля. Он готов на это не только с личной надеждой, но и с готовностью к самопожертвованию ради прогресса науки. Ведь любая неудача – это также ступенька вверх, ибо из нее извлекаются уроки.

*   *   *

 

Слухи, скандалы, компромат

 

Пока российская экономика в кризисе, семья губернатора Тульской области Владимира Груздева заработала 1,6 млрд. рублей. Независимые эксперты считают, что такой доход «получился», благодаря офшору Kensington Gore Sigrun Finance, который контролируется Груздевыми. Информации о том, что губернатор переписал свою часть актива, нет, а значит, речь идет о нарушении «закона о госслужбе».

Отметим, что по итогам 2014 года доход тульского губернатора Владимира Груздева и его супруги Ольги вырос на 702 млн. руб. и составил 1,6 млрд. Такие данные указаны в декларации Груздева и его семьи. А вот в 2011 году политик заработал 2,27 млрд.! В общем, «слуга народа» не бедствует.

Подчеркнем, Груздев – один из основателей сети «Седьмой континент», находится в списке богатейших бизнесменов России по версии Forbes, задекларировал более 1 млрд. руб., из них 712 тыс. руб. (примерно 59 тыс. руб. в месяц) составила годовая зарплата губернатора.

Ольга Груздева указала доход в размере 619,5 млн. руб., 17-летний сын губернатора Леонид – 25 тыс. руб. Семье принадлежат четыре земельных участка общей площадью 29 545 кв. м, пять (!) квартир общей площадью 2689 кв. м и два жилых дома общей площадью 4949 кв. м!

Отметим, авторитетное издание «Ведомости» писало, что семьей губернатора Тульской области Владимира Груздева контролируется фирма Sigrun (полное название Kensington Gore Sigrun Finance), связанная со строительным бизнесом. И контролируется она, похоже, до сих пор.

В компании RGI в начале 2013 года поменялись хозяева. Direct Finance (действует в интересах банка «Глобэкс») и AMG Group Limited (в интересах бывшего директора отдела управления инвестициями в недвижимость Morgan Stanley Максима Стерлягова) выкупают 40,22% RGI у компании D.E.S. Commercial Holdings (подконтрольна основателю RGI Борису Кузинцу). Сумма сделки – около 137 млн. долларов. Direct Finance тогда сообщала, что c учетом дружественных структур она де-факто контролирует 63,59%.

Но информации о том, что Груздевы, да и сам губернатор, продали свои активы, нет. Значит, они участвовали в сделке? Это нарушение закона. Напомним, что в июне 2011 года Sigrun купила 15,16% RGI. Тогда акции торговались по 2,77 доллара. Получается 67,9 млн. за пакет. В августе 2011 года Sigrun довела свою долю до 16,84%. Тогда акции торговались по 2,78 долларов. Получается еще 7,5 млн. В марте 2012 года Sigrun довела долю до 18,72%. Тогда акции торговались по 1,59. Получается еще 4,8 млн. В апреле 2012 года Sigrun довела долю до 20,08%. Тогда акции торговались по 1,81. Это еще 3,9 млн. Итого – 84,1 млн.

Ведь 29 июля 2011 года Груздев уже был назначен временно исполняющим обязанности губернатора Тульской области. 11 августа 2011 года тогдашний президент России Дмитрий Медведев внес на рассмотрение Тульской областной думы кандидатуру Груздева для наделения его полномочиями губернатора, а 18 августа 2011 года он был наделен полномочиями губернатора Тульской области.

Сколько раз Груздев должен еще нарушить закон, чтобы на него завели дело?!

Если Sigrun, которая считается подконтрольной Груздеву, довела долю до 20,08% в RGI в апреле 2012 года, а губернатором Груздев стал в августе 2011 года, то вполне можно предположить, что фактически глава Тульской области целый год занимался бизнесом через Sigrun, хотя на этот момент был губернатором.

По состоянию на 2011 год Груздев имел вклады в банках в размере 9,4 млрд. рублей. Ему также принадлежали доли в ОАО «Банк «Санкт-Петербург», ОАО «Банк ВТБ» и ОАО «Газпром».

«О бедной Туле замолвите слово»

Тем временем, закон о бюджете, подписанный Груздевым в 2014 году, «сообщает» нам следующие цифры: «дефицит бюджета области в 2015 году определен в размере 2,9 млрд. рублей или 6,4% от общего годового объема доходов бюджета области без учета объема безвозмездных поступлений, в 2016 году в размере 4,9 млрд. рублей и в 2017 году в размере 5,1 млрд. рублей». То есть, не только не удастся избавиться от дефицита, «дыра в бюджете» будет только увеличиваться.

По данным министерства финансов Тульской области, размер государственного долга региона по состоянию на 1 декабря 2014 года составляет 18,0 млрд. рублей. Напомним, что в августе 2011 года, когда область возглавил губернатор Владимир Груздев, эта сумма была равна 6,92 млрд. рублей. А в начале 2012 года – 6,18 миллиардов!

Глава региона явно не забывает тратить деньги из бюджета на собственный PR. Конечно, в бюджете на 2014 год расходы на мероприятия по освещению в средствах массовой информации деятельности губернатора Тульской области хоть и сокращены на сумму 6,0 млн. рублей, но, тем не менее, ясно – в предыдущие годы фактически на личный PR главы региона шли миллионы казенных рублей. Сам губернатор называет трату бюджетных миллионов на себя «копеечными».

Нет, конечно, понятно, что человек, зарабатывающий миллиард в год, не видит цену миллионам, но вот туляки видят ситуацию по-другому, безработица при Груздеве только растет…

Чиновники Груздева

Кстати, по информации ОНФ, в Тульской области ведется проверка фактов продажи объектов муниципальной и государственной собственности по заниженной стоимости. О данных сделках губернатора области Владимира Груздева уже уведомили представители ОНФ. По данным «Народного фронта», таких объектов было восемь а их стоимость составляла 24 млн. руб. Однако в итоге сумма сделки составила всего 5 млн. руб.

Также в Туле возобновили слушание дела о хищении 57 миллионов рублей экс-главой ФГУ «Туламелиоводхоз» Максимом Коммисаровым, ранее активно поддерживающим Груздева.

В середине 2014 года, после того, как ряд изданий написали о том, что следователи СКР по Тульской области выдвинули версию о возможном возбуждении в отношении мэра Тулы и соратника Груздева Александра Прокопука уголовного дела о незаконном отчуждении государственного имущества, градоначальник решил покинуть свой пост.

Журналисты и общественники обвиняли политика в том, что в то время, когда Прокопук был директором МУП «Спецавтохозяйство», предприятие было разделено, а прибыльная его часть стала находиться под частным контролем самого нынешнего мэра. Функции по сбору и утилизации мусора перешли к предприятию «Экоресурс», которое позже приватизировало свалки в Туле, а вот «Спецавтохозяйство» занималось только уборкой улиц.

Похоже, Управлению экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД России стоит проверить губернатора-миллиардера на владение офшором. Если информация подтвердится, политик вполне может потерять «доверие президента».

Также отметим, что Госдума приняла в ноябре 2014 года поправки в Налоговый кодекс, которые уже получили название «антиофшорных» – они касаются компаний, которые зарегистрированы за рубежом, но контролируются российскими гражданами. А заплатили ли со своих долей налоги члены семьи Груздева? Данных об этом нет, значит, это повод для возбуждения уголовного дела.

*   *   *

 

АНЕКДОТЫ и АФОРИЗМЫ

 

Меркель: «Володя, мы не приедем на парад».

Путин: «Это правильно. Шествие пленных мы и не планировали».

* * *

В Швейцарии молодые люди клеят на стекла стикеры: «Спасибо, дед, за нейтралитет!».

* * *

После того, как лес вокруг Чернобыля загорелся сразу с четырех сторон и Киев снова попросил у Евросоюза денег на строительство купола, у Евросоюза возникло непреодолимое желание построить купол над всей Украиной.

* * *

Узнав, что Путин раз в год проводит прямую линию, Кличко купил себе карандаш и линейку и теперь проводит по несколько прямых линий в день.

* * *

Сначала суд очень хотел показательно строго наказать подсудимую Васильеву, но она сказала: «Я больше не буду», и прокурор заплакал.

* * *

Время от времени Госдума со своими законопроектами убедительно доказывает, что миры, параллельные нашему, действительно существуют.

* * *

Мы – русские, и поэтому из двух зол выбираем оба.

* * *

Генерал вpазвалочкy идет по мосту, смотрит вокруг ленивым взором и надо ж было, ему на глаза попался солдат. Солдат как обычно в самоволке и хочет проскочить мимо, делая вид, что не замечает генерала.

Генерал:

– Солдат, это что такое?! Почему честь не отдали?!

Солдат:

– Согласно 147 пyнктy устава честь на мосту не отдается!

Генерал растеpялся, козыpнyл и сpазy домой. Пришел, полистал устав, нашел нужный пункт, читает:

«П.147. Солдат должен быть находчив и смел».

* * *

Демократия – это когда блохи уверены, что управляют собакой.

* * *

Блондинка, брюнетка и шатенка попали к ведьме, та говорит:

– Тот, кто скажет неправду, исчезнет!

Брюнетка говорит:

– Я думаю, что я красивая! Исчезла.

Шатенка говорит:

– Я думаю, что я умная! Исчезла.

Блондинка говорит:

Я думаю... И исчезла.

* * *

– Алло, это компания Самсунг?

– Да, я вас слушаю.

– Я вчера купил у вас сверхмощный пылесос...

– Вас плохо слышно, говорите громче!

Орет в трубку:

– Понимаете, я вам сейчас звоню из мешка для пыли...

* * *

Зачастую женщина, без которой жить нельзя, и женщина, с которой жить невозможно, – одно и то же лицо!

* * *

Вы женаты, Семен Маркович?

– Разведен.

– И сильно развели?

– Трусы-таки оставили...

* * *

Наш мир таков, что туалетная бумага с ароматом персика пахнет лучше и сильнее, чем персик из магазина.

* * *

У нас есть всё. Но мы мечтаем это всё продать.

Чтобы стать, наконец, богатыми.

* * *

Секреты китайской кухни. Если блюдо укусило вас в ответ, значит, свежее.

* * *

Иногда единственным подтверждением правильности выбора является не похвала, но отрицание и неприятие другими твоего пути.

* * *

Я в ответе за то, что я сказал, но не за то, что вы услышали.

*   *   *

Бюллетень подготовлен по материалам: общественно-политических журналов («Политический класс», «РБК», «Политический журнал», «Кто есть кто», «Россия-XXI», «Эксперт», «Трибуна», «Секрет фирмы», «Российская Федерация», «Бизнес», «Искусство управления», «Россия в глобальной политике», «Большая политика», «Карьера», «Континент», «Bisnessweek» и другие – всего более 30); электронных версий свыше 40 общероссийских газет и стран ближнего зарубежья; около 90 сайтов Интернет; а также на основе собственных источников информации.